Реклама

Анжу Пётр Фёдорович (1796—1869)

Полярный исследователь, адмирал. В 1821—1823 гг. исследовал северные берега Сибири; составил карту Новосибирских островов.

Пётр Фёдорович Анжу родился в семье врача из г. Вышнего Волочка Тверской губернии. Отец хотел, чтобы сын поступил на медицинский факультет университета, но тот настоял, чтобы его определили на обучение в Морской кадетский корпус. Он был вторым по успеваемости среди своего курса после Ф.П. Врангеля.

Во время учебы Пётр готовился к дальним путешествиям, закалял свой организм. Перед сном он бегал босиком по каменному полу, гулял зимой в мундире и без головного убора, попарившись в бане, выбегал и катался по снегу и снова бежал париться в баню...

В 1815 г. он получил производство в мичманы. По выходе из корпуса Анжу и Врангель были направлены в Ревель (Таллинн). Летом 1816 г. оба плавали на фрегате «Автроил».

В конце декабря 1818 г. руководитель Адмиралтейства Г.А. Сарычев, представляя морскому министру программу исследований, обратил внимание на то, что к востоку от Новой Сибири, против мыса Шелагского, «по уверению чукчей, находится земля, обитаемая дикими людьми, и что эту землю можно описать в весеннее время на собаках по льду таким же образом, как описана была Новая Сибирь». Правительство снарядило Колымскую и Янскую экспедиции «для поисков и описания земель», лежащих к северу от рек Яны и Колымы.

Колымский отряд возглавил Врангель, Янский Анжу. Янская экспедиция должна была описать Новосибирские острова и выяснить, не продолжается ли Новая Сибирь «далее и нет ли ещё близь её других земель». В распоряжении Анжу были два штурманских помощника — Бережных и Ильин, лекарь Фигурин, матрос Игнашёв и слесарь Воронков.

20 марта 1820 г. оба отряда покинули Петербург и в начале лета достигли Иркутска, где их встретил известный полярный исследователь Геденштром. Полученные от него сведения оказались очень полезными для руководителей отрядов. Геденштром предостерёг моряков, что на берегах и льдах Ледовитого океана их ждут серьёзные трудности, включая нехватку продуктов и корма для собак. 25 июня отряды направились в Качуг, где их ожидало большое плоскодонное судно. Обе экспедиции отправились вниз по Лене и 25 июля прибыли в Якутск.

В начале августа пути экспедиций Анжу и Врангеля разошлись. Отряд Анжу продолжил путь вниз по Лене. Путешественники благополучно добрались до Усть-Янска — посёлка, расположенного почти у берегов Северного Ледовитого океана. В марте 1821 г. экспедиция двинулась на оленях в путь к устью Лены, откуда Анжу и его спутники взяли курс на северо-восток, к острову Столбовому. На берегах острова они нашли множество деревянных крестов, поставленных около 200 лет назад казаками-первопроходцами.

Достигнув южного берега острова Котельный, экспедиция разделилась на две партии. Одна должна была заняться описанием острова Фаддеевского, а Анжу взял на себя опись острова Котельного.

5 апреля 1821 г. Анжу, прервав исследования, отправился на поиски Земли Санникова. Путь экспедиции лежал на северо-запад, по льду океана. К морозам, ветрам и метелям прибавились новые препятствия — торосы, трещины, полыньи. Наконец, с вершины высокого тороса путешественники разглядели контуры неведомого острова. Казалось, ещё несколько часов пути — и экспедиция ступит на землю, виденную Санниковым. Уже виднелись отдельные скалы, причудливо окрашенные лучами солнца. Никто не сомневался, что на долю экспедиции выпало выдающееся открытие, и все поздравляли друг друга с успехом.

Но вскоре стало ясно, что путешественники стали жертвой миража: не было ни гор, ни неведомой земли — ничего, кроме причудливого нагромождения ледяных глыб.

В это время Анжу находился в 70 верстах к северо-западу от острова Котельного, то есть в том самом месте, где видел загадочную землю Яков Санников. Отряд повернул назад. На следующий день Анжу и его спутники ступили на твердую землю.

12 апреля Анжу встретился с отрядом Ильи Бережных, который успешно провёл опись части берегов Фаддеевского и Котельного. Но и он не обнаружил Земли Санникова.

После непродолжительного отдыха экспедиция отправилась на север для поисков неизвестных островов. Анжу намеревался достичь острова Новая Сибирь и оттуда предпринять новые поиски Земли Санникова. Пройдя по льду через пролив Благовещенский, Анжу и его спутники вышли к мысу Высокому. Но и здесь их подстерегала неудача: на небольшом расстоянии от берега виднелось открытое море с плавающими ледяными полями.

Достигнув мыса Рябого на северо-восточной стороне острова и убедившись в том, что море в этом районе покрыто сплошным льдом, экспедиция предприняла ещё одну попытку разыскать Землю Санникова. Но, пройдя к северо-востоку от Новой Сибири около 25 вёрст, Анжу отдал приказ возвращаться. 8 мая 1821 г. экспедиция вернулась в Усть-Янск.

Осень и зиму Анжу провёл в подготовке к новому походу. С наступлением светлого времени он поручил штурманскому помощнику Ильину произвести опись побережья Северного Ледовитого океана между реками Яной и Оленёк. Основная же часть экспедиции отправлялась на Новосибирские острова и дальше, к северу от них.

28 февраля 1822 г. Анжу и Бережных вышли в поход. В распоряжении экспедиции было 156 собак, запряжённых в 12 нарт. Запасы продовольствия взяты на два месяца.

Вскоре они увидели остров. Но он лежал не к северу, где надлежало быть Земле Санникова, а прямо по курсу. Островок имел вид трапеции. Длина его по самой большой, северной, стороне составляла около четырёх вёрст. На его берегах возвышались выброшенные морем груды плавничного леса. Островку было присвоено имя исследователя-натуралиста Алексея Фигурина.

Несколько дней путешественники двигались по припайному льду. Достигнув его северного края, они повернули на запад. Лёд под ногами заметно колебался. Как тщательно ни осматривал Анжу горизонт на севере и северо-западе, признаков земли не открывалось. Тогда он повернул к острову Котельному. В конце марта экспедиция перебралась на остров Фаддеевский и занялась обследованием его западного и южного берегов.

Закончив работы на Новой Сибири, Анжу отправился на поиски земли, которую Яков Санников видел к северо-востоку от этого острова. Но поиски были безуспешны. Вместе с Врангелем Анжу вернулся в Нижнеколымск.

Осенью Анжу и его спутники продолжили опись Лены до селения Жиганск и нанесли на карту устье Индигирки.

Работы экспедиции закончились. На карту было нанесено северное побережье Азии от реки Оленёк до Индигирки, на значительном протяжении обследована Лена, произведена опись Семёновского, Васильевского, Бельковского, Котельного, Фаддеевского, Большого и Малого Ляховских островов, а также островов Новой Сибири и Земли Бунге, очертания которой показаны на карте Анжу близкими к современным. Анжу выяснил, что море к северу от Новосибирских островов не ограничено исполинской землёй, так как именно в отсутствии приливов и отливов вблизи Колымы в то время видели одно из доказательств существования на севере «матёрой земли».

В Петербурге Анжу и Врангеля принял Александр I, восхищённый подвигом исследователей. Затем Анжу получил новое назначение. Его определили в отряд полковника Ф.Ф. Берга, которому было поручено обследовать киргизскую степь от северо-восточных берегов Каспия до западных берегов Аральского моря и выяснить, возможно ли соединение их каналами.

В ноябре 1825 г. Анжу прибыл в Уральск и вскоре уже находился в походе. Отряд сопровождали около тысячи повозок с продовольствием, стадо баранов и быков и двести верблюдов.

Достигнув Мёртвого Култука на Каспии, экспедиция повернула на восток. Чем дальше она продвигалась к Аральскому морю, тем ниже падала температура. От холода особенно страдали солдаты и казаки, ночевавшие прямо на снегу. Погибло несколько человек, много было больных, падали лошади и верблюды. Через полтора месяца отряд достиг Аральского моря. Оно было покрыто льдом, поэтому привезённое за сотни вёрст судно оказалось ненужным. Исследователи провели опись берега.

Около трёх месяцев экспедиция странствовала по заснеженным киргизским степям.

Вернувшись из похода к Аральскому морю, Анжу был награждён орденом Св. Анны 2-й степени и получил назначение на корабль «Гангут». В октябре 1827 г. Анжу принял участие в Наваринском сражении с турками под командой капитана 2 ранга Авинова. Он был контужен в голову, но не покинул своего поста до завершения боя. Награждён за этот бой орденом св. Георгия 4-й степени и греческим — Спасителя золотым крестом.

По возвращении из Архипелага он командовал фрегатом «Екатерина», кораблём «Фер-Шампенуаз» и отрядом из трёх фрегатов в плавании с гардемаринами.

В 1844 г. назначен капитаном над Кронштадтским портом с производством в контр-адмиралы.

В дальнейшем служба П.Ф. Анжу протекала в административных и учёных учреждениях Морского министерства. Он состоял непременным членом Морского учёного комитета, председателем Временного комитета для составления нового портового регламента и Комитета для составления полного постановления о призах. В 1857 г. избран в почётные члены Морского учёного комитета.

Сорок лет жизни отдал П.Ф. Анжу службе в морском ведомстве. Свободное от морских походов время он посвящал составлению записок о своих путешествиях по островам и берегам Сибири, по пустынной киргизской степи. К сожалению, его записки сгорели во время пожара. Выполнить заново огромную работу он уже не смог.

П.Ф. Анжу скончался 12 ноября 1869 г. в чине адмирала и в должности члена совета Министерства государственных имуществ.

Крупнейшие ученые, и среди них Гумбольдт, видели в «знаменитых работах капитанов Врангеля и Анжу» выдающиеся достижения в изучении земного магнетизма, климата, полярных сияний, льдов, вод, растительного и животного мира.

В «Генеалогии господ дворян, внесённых в родословную книгу Тверской губернии с 1787 по 1869 гг.» отмечены дети П.Ф. Анжу — три сына и четыре дочери. Известно, что сын Пётр пошёл по стопам отца — стал морским офицером и совершил на фрегате «Паллада» под командованием адмирала Е.В. Путятина кругосветное путешествие, талантливо описанное И.А. Гончаровым.

В Восточно-Сибирском море группа островов, открытых отрядом П.Ф. Анжу, носит его имя.

 

В.М. Воробьёв, 07.12.2009