Реклама
оружейный сейф

Быков Василий Иванович (5.02.1920—2002)

Василий Иванович Быков родился в 1920 г. в с. Кравотынь Осташковского уезда Тверской губернии (ныне Осташковский р-н Тверской обл.).

В 1927 г. его семья переехала в г. Осташков, где Василий учился в СШ № 1. После окончания школы в 1937г. После окончания школы по путёвке обкома комсомола он поступил в Высшее военно-морское училище им. М.В. Фрунзе в Ленинграде. Через год учёбы он был переведён во Владивосток — в Тихоокеанское высшее военно-морское училище им. С.О. Макарова, которое окончил в 1941 г.

После окончания училища В.И. Быков служил на торпедных катерах Тихоокеанского флота в должности командира катера. Там он приобрёл настоящую морскую закалку, в совершенстве овладел техникой и тактикой морского боя. В 1943 г. офицер В.И. Быков был направлен в специальную командировку в США для получения там по ленд-лизу кораблей для советского Военно-морского флота.

В боях Великой Отечественной войны Василий Иванович Быков принимал непосредственное участие с 1943 г., когда его перевели на Северный флот командиром торпедного катера.

Торпедный катер ТКА-242 под командованием В.И. Быкова в июле—сентябре 1944 г. был задействован командованием в поиске подводных лодок противника. В этой операции он потопил три немецких тральщика и один транспорт.

Но особо В.И. Быков и его экипаж отличились в бою 19 августа 1944 г. в районе мыса Кибегнес у северных берегов Норвегии. В середине августа советская воздушная разведка обнаружила за мысом Нордкап большой вражеский караван судов. На восток двигалась целая армада: три с лишним десятка военных транспортов и боевых кораблей (32 вымпела, по морскому обозначению).

Наперехват каравану было отправлено 14 торпедных катеров. Впереди шла пара дымразведчиков — Быков и его товарищи. Они должны были по возможности прикрыть подход остальных катеров. К сожалению для этого замысла, погода была спокойная и ясная, что очень затрудняло операцию. Но у торпедного катера как боевой единицы есть особые преимущества, которыми в их совокупности не обладают другие типы кораблей: это судно может развивать большую скорость, оно манёвренно, хорошо вооружено, несёт торпеды, способные потопить любой корабль.

Советские катера двинулись на сближение с караваном противника. Дымзавесчики развернулись так, что немцы могли издали принять наши катера за свои дозорные, вышедшие навстречу каравану. Немецкий миноносец замигал сигнальным прожектором, запрашивая опознавательные. Быков приказал боцману отвечать теми же сочетаниями букв: необходимо было выиграть как можно больше времени, сократить расстояние (дальняя дымовая завеса обычно ставится на расстоянии 40—45 кабельтовых, а близкая — на 20—25 кабельтовых).

ТКА-242 вырвался вперёд и на предельной скорости пошёл на сближение с караваном. Не обращая внимания на плотный заградительный огонь, катер приблизился к судам, резко повернул направо и в 10 кабельтовых от конвоя начал ставить дымовую завесу. Это было необыкновенно маленькое расстояние для дымовой завесы в таких условиях. В течение семи минут, умело маневрируя и уклоняясь от снарядов, торпедный катер В.И. Быкова мчался вдоль строя кораблей противника, оставляя позади себя плотную стену белого дыма. Немцы, поражённые дерзостью маленького катера, послали против него тральщик. Быков и в этой ситуации проявил смелость и решительность, развернул катер и открыл огонь по приближающемуся кораблю противника. Торпеды первого залпа попали в цель, и тральщик начал тонуть. А ТКА-242 продолжал ставить завесу. Белая пелена растянулась на две мили вдоль каравана. Корабли конвоя лишились всякой возможности вести прицельный огонь, а приблизившиеся советские торпедные катера смогли начать атаку.

Немецкий конвой был разгромлен. Катера потопили 14 вражеских судов, втом числе два миноносца, транспорты и вообще все наиболее крупные корабли этой армады.

С нашей стороны в бою погиб один катер. ТКА-242 не получил существенных повреждений. Один снаряд пробил деревянный корпус катера навылет выше ватерлинии, другой разорвался в кубрике среди пустых коек.

«Завеса Быкова» длилась 11 минут, а вся операция по перехвату немецкого каравана заняла всего 37 минут.

За свой выдающийся подвиг Василий Иванович Быков в ноябре 1944 г. был удостоен звания Героя Советского Союза. С тех пор в мировую историю военно-морского искусства официально вошёл новый термин — «завеса Быкова».

После победы над фашистской Германией В.И. Быков участвовал в войне с Японией в 1945 г., завершившей Вторую мировую войну.

По окончании боёв он продолжил службу в Военно-морском флоте СССР. В 1959 г. Василий Иванович окончил Военно-морскую академию в Ленинграде, преподавал в ней, а в 1974 г. стал начальником факультета этой академии.

С 1979 г. контр-адмирал В.И. Быков находился в запасе, затем — в отставке. Долгое время он жил в Ленинграде, а в 1981 г. переехал в Севастополь.

Василий Иванович Быков награждён орденом Ленина и медалью «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, орденами Красного Знамени, Отечественной войны II и I степеней, двумя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» III степени, а также многими медалями и девятью иностранными наградами.

В свои родные осташковские края Василий Иванович после войны не возвращался, однако поддерживал связь с Тверской землёй, переписывался с земляками. В газетах «Калининская правда» и «Заря коммунизма» (Осташков) печатались очерки о нём, публиковались воспоминания самого В.И. Быкова об участии в знаменитом сражении у мыса Кибергнес.

Герой Советского Союза Василий Иванович Быков умер в Севастополе в 2000 г.

С. Петрова

 

Капитан 1 ранга в отставке, действительный член Русского Географического общества И.Д. Шабалин – о Быкове В.И. в послевоенные годы:

Василий Иванович Быков, капитан 3-го ранга, был прирожденным командиром и моряком-романтиком в русской, так сказать, ипостаси этих понятий. Умный с хитрецой, с открытым живым лицом, он часто улыбался и так же часто хмурился, как бы подыгрывая самому себе, дополняя классический образ отца-командира оттенком эдакого мужичка-простачка. Он мог несколько нарочито даже пошуметь, распекая матроса или офицера за упущение по службе, но при этом никогда не задевая достоинства подчиненного. Если упущение или проступок были значительными, он добавлял в сердцах:

- Не наказываю только потому, что меня не наказывали.

Хорошо зная военно-морскую историю, Василий Иванович мог на память прочитать положения из Петровского устава или его указов, а также при случае вспомнить Ланского, Орлова и других фаворитов Екатерины II. У него определённо была педагогическая жилка: Василий Иванович любил афористические сентенции. Если на совещание кто-нибудь из офицеров приходил без рабочей тетради, он обычно замечал:

- Каждый офицер в любое время должен иметь при себе..., машинку и записную книжку! — и отправлял провинившегося за оной.

Наставляя интенданта или других получателей необходимого имущества на берегу, он требовал безусловного его получения, несмотря на категорический, казалось бы, отказ по телефону: - Ничто не может заменить личного общения, даже телефонный разговор! Команда любила своего командира и на «Беспокойном» не было случая, чтобы матрос при виде идущего навстречу ему командира перебегал с одного борта на другой. Конечно, Василий Иванович был требовательным начальником, но известный либерализм у него все-таки можно было обнаружить: повседневную тужурку он носил только с американскими полуботинками. Уставом это прямо не запрещалось, но принципиальные блюстители строевого порядка не позволяли себе эдакой вольности.

Остается добавить, что Василий Иванович Быков был Героем Советского Союза. Это звание, будучи старшим лейтенантом, он получил в 1944 году на Северном флоте, когда на своем торпедном катере, вырвавшись вперед и поставив длинную дымовую завесу, буквально под носом у немецкого конвоя, он обеспечил его разгром при практическом отсутствии потерь с нашей стороны. Успел побывать он и в Америке, где по ленд-лизу получал корабли для нашего флота. Иногда он рассказывал, как на одном из приёмов видел там А.Ф. Керенского. При этом он не осуждал Александра Фёдоровича. По тем временам это было почти крамолой.

 

 

, 07.12.2009