Реклама

Генералы из рода Манзе

В русско-турецкой войне 1877 – 1878 г., в освобождении Болгарии от пятивековой неволи участвовало немало уроженцев тверской земли. Национальным героем Болгарии в этой войне стал генерал Иосиф Владимирович Гурко. Сотни наших земляков покрыли себя неувядаемой славой на Шипке, при Плевне, в битве при Филипполе. А сколько братушек остались лежать там, на освобождённой болгарской земле? Немало было среди них и вышневолочан.

Почти пять веков находилась Болгария под турецким гнётом. Рост национально-освободительного движения народов Балканского полуострова против турецкого владычества вызвал в середине 70-х годов XIX века "балканский кризис". 12 апреля 1877 года Россия объявила Османской империи  войну. Император Александр II, находившийся при армии, обратился к болгарскому народу с воззванием, в котором говорил об освободительной миссии русских войск.

Боевые действия русских начались 15 июля переправой основных военных сил через Дунай. Передовой отряд генерала Гурко наступал в центре – по направлению Тырново – Филиппополь.

25 июня Гурко овладел Тырново - древней столицей Болгарии, затем предпринял труднейший переход через Балканы. Боясь окружения, турки без боя очистили Шипку. Оставив здесь лишь небольшой отряд, основные силы генерал направил к Стара-Загора. Против десятитысячного русского отряда турецкое командование стянуло вчетверо превосходящие силы. И.В. Гурко вынужден был отступить за Балканский хребет на север, но перевалы остались в руках русских войск.

В начале декабря 1877 года 70-тысячный корпус Гурко начал труднейший в условиях зимы переход через Балканы на город Софию. Попытка турецкого командования преградить путь была сломлена: 4 января Гурко, разгромив прикрывавший Софию 15-тысячный турецкий отряд, овладел городом. Затем русские войска двинулись на Филиппополь. В начале января 1878 года корпус генерала Иосифа Владимировича Гурко в трехдневном сражении под Филиппополем разбил 50-тысячную армию Сулеймана-паши.

Ближайшим соратником будущего фельдмаршала на протяжении  всей русско-турецкой войны был командир 7-й кавалерийской дивизии генерал-лейтенант Константин Николаевич Манзей (1821 – 1905) (1).

В составе корпуса И.В. Гурко 7-я кавалерийская дивизия участвовала во всех боевых действиях этой кампании. 3а боевое отличие К.Н. Манзей получил награды: орден Белого Орла с мечами и золотое оружие «За храбрость» с бриллиантами (2).  

Герой русско-турецкой войны К.Н. Манзей родился в семье кадрового военного, генерала Н.Л. Манзея.  Константин Николаевич был кадровым военным в пятом поколении. Его военная карьера оказалась самой блистательной из всех представителей рода Манзеев. 58 лет прослужил он царю и Отечеству, закончив военную карьеру полным генералом. Награждён четырнадцатью российскими и девятью иностранными орденами.

Большинство его ближайших родственников: братьев, дядей – были офицерами. Боевым офицером был дед Л.М. Манзей, закончивший воинскую службу капитаном; офицерами лейб-гвардии Семёновского полка служили прадед М.М. Манзе и прапрадед Михаил Манзе. Полковником – родной брат.

Расскажем немного подробнее об офицерах из рода Манзей.

Прапрадед Михаил Манзе. Службу родоначальник русской ветви Манзе начинал еще при юном Петре Алексеевиче, в его знаменитых Потешных. В списках первых офицеров Семёновского полка среди представителей известнейших русских родов: Бутурлиных, Волконских, Долгоруковых, Голицыных, Лопухиных – стоит и фамилия Михаила Манзе, первого лекаря личной гвардии Петра Великого (3). В Потешные же немецкий лекарь попал, вероятно, в 1695 или в 1697 году, когда царь пригласил на службу 75 иностранных врачей и лекарей.

Прадед Михаил Михайлович Манзе (ок. 1705 – 1747). Лекарь лейб-гвардии Семёновского полка, гоф-хирург при дворе Анны Иоанновны, штаб-лекарь в составе Брауншвейгского конвоя.

Про прадеда Константина Николаевича Манзея удалось узнать значительно больше. В фонде № 645 хранится дело № 2498 «По доказательству о дворянстве Вышневолоцкого помещика, полковника и советника Николая Логиновича Манзе…». Именно в нём и находятся документы, рассказывающие о штаб-лекаре Михаиле Манзе. Согласно этим документам, служил Михаил Манзе с 1728 по 1732 год лекарем в личной охране царя – элитном гвардейском Семёновском полку, затем гоф-хирургом при дворе Анны Иоанновны (4). Сам факт службы при дворе говорит об уровне его профессионализма. Обслуживали царский двор, как правило, лучшие. А потом гоф-хирурга Манзе отправили сопровождать опальную правительницу Анну Леопольдовну. Остаётся добавить, что и при дворе Анны Иоанновны, и в составе Брауншвейгского конвоя Михаил Манзе продолжал оставаться офицером лейб-гвардии Семёновского полка.

Наградой за службу в составе конвоя можно считать и принятие в 1756 году его сына Людвига в Сухопутный Шляхетский корпус. Челобитные – заявления о приёме – недоросли писали на имя императрицы. Первое в России, а в то время и единственное, офицерское заведение было привилегированное не менее чем полки лейб-гвардии.

Дед Логин (Людвиг) Михайлович Манзе. О службе деда на воинском и гражданском поприщах расскажем сухими строчками Аттестата.

«Аттестат. По указу Его Императорского Величества из Департамента водяных коммуникаций дан сей бывшему Вышневолоцкой конторы директором Господину Статскому Советнику и Кавалеру Логину Михайловичу Манзе в том, что он в службу поступил в сухопутный кадетский корпус кадетом 1756 года из оного выпущен в Ингенманрландский полк поручиком 762 года марта 14, капитаном 766 генваря 1-го, секунд-майором 772 майя 11-го.

И в продолжение оной находился в походах: 769 в Польше, того же года в первой армии противу турок, при занятии под городом Хотином неприятельского ретрашимета и того города предместья, в 770 году под городом Браиловым при всех выласках и сраженьях, употреблён с командою для способнейшего реногносеирования с коего подошед к самому полисаду той браиловской крепости занял пост и при учинённой на него неприятелем сильной выласки, храбро обороняя его, принудил неприятеля не токмо с уроном в крепость возвратиться но и пост свой до повеления удержал, и наконец при штурме оного города в правое плечо и руку тяжело ранен. По каковым ранам отставлен с награждением чина премиер-майорскаго 773 года августа 5-го. Из отставки в Вышневолоцкую воеводскую канцелярию воеводою 774 года, и за неимением тогда при Вышневолоцкой конторе водных коммуникаций правителя определён к оной того же года майя 27, и обе должности отправлял 776 года февраля до 18, с коего времени по уничтожению Вышневолоцкой воеводской канцелярии Правительствующим Сенатом определён к делам Вышневолоцкой конторы, где произведён надворным советником 780 марта 27, по Высочайшему повелению Коллежским Советником 785 июля 17, за отличное и ревностное исправление должности награждён Ордена святого князя Владимира кавалером 787 июня 13, Статским Советником 793 года сентября 2, той же конторы директором 795 года майя 19» (5).  

Отставной премьер-майор, инвалид в качестве награды назначается воеводой небольшого городка да в нагрузку, за неимением кандидата, исполняет должность советника в Вышневолоцкой конторе водяных коммуникаций. Доверенное ему место было не только очень хлопотным, требующим отдачи всех сил и времени, но и государственно важным. Вышневолоцкая водная система была в то время единственной транспортной магистралью, связывавшей молодую столицу Российской империи с Поволжьем – единственной дорогой, по которой в Санкт-Петербург поступали необходимые грузы: строительные материалы, военные припасы, продовольствие.

В середине1780-х гг. по системе проходило в год около 3000 судов, перевозивших в столицу  до 15 миллионов пудов (2,5 тыс. тонн) груза. Но новая столица развивалась стремительно, и от водной магистрали требовалась всё более чёткая и напряжённая работа. Государство было вынуждено вкладывать в развитие и реконструкцию водяных коммуникаций огромные средства. И вполне естественно, что для организации работ на водной системе требовались в первую очередь прекрасные организаторы, каковым и был Логин Михайлович Манзе. Нужно сказать, что он с блеском оправдал возлагавшиеся на него надежды.

Отец Николай Логинович Манзей. Вся жизнь Николая Логиновича Манзея – кавалера многих боевых и гражданских наград, генерал-майора и государственного деятеля – неразрывно связана с тверской землёй. В Вышневолоцком уезде в родовом имении Боровно он родился 13 ноября 1784 года и спустя 78 лет был похоронен в трёх верстах от Боровно – в соседнем селе Берёзки у стен Владимирского храма рядом со своими родителями.

Николай Логинович закончил юнкерское училище, за шесть лет дослужился до чина 8-го класса и по состоянию здоровья оставил службу. Вскоре началось нашествие на Россию «двунадесяти народов» под предводительством Наполеона. Начинал войну 28-летний Манзе «в Тверском ополчении в конном казачьем полку в чине 8 класса».  Вскоре он отличился в сражении под Вязьмой, где «с отличною деятельностию и рвением сражался с неприятелем…», за что и был «…Всемилостивейше пожалован… в 26 день ноября 1812 года кавалером Ордена Св. Владимира четвёртой степени с бантом». Вскоре майора Николая Манзе переводят в гвардию. У реки Березины полусотня казаков под командованием штабс-ротмистра Манзе разгромила целый французский отряд, взяв в плен 157 (!) человек. Затем были сражения в Пруссии и Франции: «в Моцете 813 апреля 20; при Бауцене 8 и 9 мая; при Дрездене 12 и 13 августа; Кульме 18; Лейпциге 4, 5 и 6 октября; 814 г. при Бриене Лешато и Сен-Ларотьере 19 и 20 января; при Париже марта 13; при Фершимненаузе марта 13; под Парижем 17 и 18 марта…», и везде ротмистр лейб-гвардии исполнял свой воинский долг с честью – «не щадя живота», вписав своё имя в ряд славных имён героев Отечественной войны 1812 года (6). Это им – Кутузову и Барклаю-де-Толли, Багратиону и Раевскому, Тучкову 4-му и Денису Давыдову, Павлу, Илье, Александру, Николаю Манзе и тысячам и тысячам защитников Отечества, павшим на полях сражений и вернувшимся живыми – посвятила свои бессмертные строки Марина Цветаева:

…Три сотни побеждали трое,

Лишь мёртвый не вставал с земли.

Вы были дети и герои,

Вы всё могли.

После окончания боевых действий Николай Логинович получает звание полковника. Война закончилась, и вновь служба, теперь уже на гражданском поприще – председателем Комитета городских строений Санкт-Петербурга.

В 1828 году началась война с Турцией – генерал-лейтенант Манзей в районе боевых действий, «исправляя обязанности помощника дежурного генерала с особенным усердием и деятельностию…», за что награждается орденом Святой Анны 2-й степени с алмазными украшениями. По болезни Николай Логинович оставляет военную службу, а спустя несколько лет и гражданскую. Он уезжает в своё родное имение Боровно, но и здесь продолжает активно заниматься, как бы мы сегодня сказали, общественными делами. Признанием его заслуг, его деловых и человеческих качеств явилось избрание Николая Логиновича в феврале 1839 года предводителем дворянства Тверской губернии.

В Отечественной войне 1812 года принимали участие три родных брата Николая Логиновича –

Павел, Александр и Илья. Старший из них, ротмистр гусарского полка Павел, выделялся отчаянной храбростью даже среди гусар. Недаром его пригласил к себе на службу легендарный генерал Мелиссино. 4 октября 1814 года, получив в сражении под Лейпцигом тяжёлую рану, спустя несколько месяцев Павел скончался в госпитале (7).

Лихим гусаром был и второй брат, Александр. Во время службы на Кавказе, уже в звании полковника, близко знал М.Ю. Лермонтова, который посвятил ему одно из своих стихотворений. Младший, Илья, закончил военную службу артиллерии поручиком.

Несколько слов о двоюродных братьях и сёстрах Константина Николаевича Манзея.

        – Александр Аггеевич Абаза, предприниматель, экономист, министр финансов России.

Мария Аггеевна Милютина (урождённая Абаза), жена Николая Алексеевича Милютина (товарищ министра внутренних дел, непосредственный организатор отмены крепостного права).

Прасковья Аггеевна Львова (урождённая Абаза), жена Алексея Фёдоровича Львова, (тайный советник, сенатор, обер-гофмейстер, автор знаменитого гимна «Боже, царя храни»).

Мария Ивановна Путятина (урождённая Мельницкая), жена князя Арсения Степановича Путятина. В имение Путятиных Бологое в 1860-х годах неоднократно приезжал на зимние охоты император Александр II с великими князьями. Мать Арсения Степановича – Любовь Ивановна, урождённая Милюкова (в семье Милюковых частым гостем был художник Алексей Гаврилович Венецианов, написавший в 1815 г. портрет юного Арсения).

 – София Ивановна Эристова (урождённая Мельницкая), жена князя Дмитрия Алексеевича Эристова (кружок друзей поэта князя Д.А. Эристова состоял преимущественно из современных А.С. Пушкину лицеистов, многие из которых были гостями в бологовской усадьбе Эристовых Высокое.)

В Вышневолоцком уезде на берегу удивительного по красоте озера Имоложье сотни лет стоит село Берёзки. Впервые упоминание об Имоложском погосте встречается в берестяных грамотах первой половины XII века. Рядом с селом и на его территории старинные курганы, самые древние из которых датируются IV тысячелетием до нашей эры.

На высоком холме в центре села, там, где сотни лет стоял храм, похоронены три поколения Манзеев (8). Рядом с ними покоятся представители известных в России дворянских фамилий – Языковых, Вындомских, Кутузовых, Волковых, Лерхе, Болкошиных...

Судьбы многих известных россиян связаны с Берёзками и Боровно. Среди них министры и флигель-адьютанты, генералы и князья, знаменитые художники и губернаторы. Боровно полтора столетия было родовым гнездом Манзеев, а во Владимирском храме села Берёзки крестили и отпевали и гостеприимных хозяев и их многочисленных отпрысков.

После революции Берёзки постигла судьба многих других сёл и дворянских усадеб. Разорили и разрушили всё, что можно было разорить и разрушить. Уничтожались предметы культа: иконы, старопечатные книги, церковная утварь – всё, что веками создавалось трудом и талантом сотен и сотен мастеров. В 1933 г. были разбиты колокола красавицы церкви, а потом в 1935 взорвана и сама церковь. Не пощадили и варварски разорили даже сельское кладбище: вскрыты многие захоронения, уничтожены памятники. Постепенно запустело и многолюдное до революции село. Оживает оно только летом, когда приезжают дачники.

Но времена меняются. Пять лет назад по предложению Галины Евгеньевны Зигерт в Берёзках, на месте разрушенной Владимирской церкви поставили памятный крест. И теперь каждый год в третье воскресенье августа в Берёзки на День села собираются со всех окрестных деревень гости. В этот день проводятся уже ставшие традиционными мероприятия: панихида, водосвятный молебен и крестный ход. А в 2007 году рядом с крестом встала небольшая, уютная часовенка. Установлена она на средства вышневолоцких краеведов Е.И. Ступкина и Г.Е. Зигерт. Помогали им в этом, по мере возможности,  местные жители и гости. В старину говорили - село живо, пока стоит в нём храм. Значит Берёзки опять стали селом, потому что стоит в самом его центре храм. Стоит как память обо всех нашедших последний приют в селе Берёзки, на берегу древнего Имоложья.

 

Примечания

 

1. «Список генералам по старшинству». Составлен по 1-е Мая 1897 года.

С.-Петербург: Военная Типография (в здании Главного Штаба). 1897. А 276\ 578.

Манзей Константин Николаевич. Родился 22 мая 1821 г. Генерал-адъютант, генерал от кавалерии. По гвардейской кавалерии числится в списках лейб-гвардии конно-гренадёрского и лейб-гвардии гусарского Его Величества полков.

Вероисповедание православное. Холост.

Получил образование в Пажеском Его Величества корпусе. В военную службу вступил 17 мая 1840 г. Корнет 17 мая 1840 г. Поручик 10 октября 1843 г. Штаб-ротмистр  7 апреля 1846 г. Ротмистр 23 апреля 1850 г. Полковник 15 апреля 1856 г. Флигель-адъютант Его Величества 1859; Генерал-майор с назначением в свиту Е.В. – 30 августа 1861 г. Генерал-майор 17 апреля 1863 г. Генерал-лейтенант 28 марта 1871 г. Генерал от кавалерии 1885.

Занимал должности: Командир эскадрона 4 года 10 мес. Командир дивизиона 3 года. Командир лейб-гвардии конно-гренадёрского полка 5 октября 1862-16 апреля 1869. Командир 4-й кавалерийской дивизии – 16 апреля 1869-27 июля 1875. Командир 7-й кавалерийской – дивизии 27 июля 1875-2 марта 1878. Командир 13-го армейского корпуса – 2 марта 1878-9 апреля 1889. Командир гренадерского корпуса – 9 апреля 1889-11 августа 1889. Командир гвардейского корпуса – 11 августа 1889-27 марта 1897

Награды: св. Анны III ст. 1849; св. Анны II ст. 1853; св. Владимира IV ст. 1856; бриллиантовый перстень – 1857 г.; св. Станислава II ст. с Императорскою Короною 1858; св. Анны II ст. с Императорскою Короною 1860; знак отличия беспорочной службы за 15 лет – 1860; св. Владимир III степени 1863; св. Станислав I ст. 1865; св. Анны I ст. 1867; св. Анны I ст. с Императорскою Короною 1870; св. Владимир II ст. 1872; золотое оружие, украшенное бриллиантами 1878; орден Белого Орла с мечами 1878; св. Александр Невский 1882; бриллиантовый знак ордена св. Александра Невского 1890; Высочайшая Благодарность 1891, 1892,1893, 1895, 1896; знак «40 лет беспорочной службы 1893».

Награды иностранные: Прусский Кр. Орла II ст. 1860; Черногорский Князя Даниила I 1883; Прусский Кр. Орла большой крест; Гессен-Дармштадтского Людовика большой Крест 1890; Сербский Такова I 1893; Ольденбургского дома и заслуг герцога Петра Фридриха-Людвига большой Крест 1893; Бухарский Восходящая Звезда с алмазами 1893; Мекленбург-Швер. Вендск. Короля большой Крест 1895; Саксонский Эрнестинского Дома большой Крест 1896.

ГАТО, ф. 1016, Д. 45,  л. 90. Константин. В службу вступил из пажеского корпуса корнетом 1839 г. 8 августа 19 лет в Гусарский полк Е.В.; 15 марта 1841 г. – поручиком в Роттенбергский полк Е.В.; корнетом 2 октября 1841 года в Лейб-гвардии гусарский полк; поручиком 10 октября 1843 года в Лейб-гвардии гусарский полк; штаб-ротмистром 7 апреля 1846 г. в Лейб-гвардии гусарский полк.

 

2.  Учрежден в 1705 г. королем Польши Августом II (по преданию, учрежден в 1325 г. Королем Польши Владиславом). Восстановлен в 1815 г. императором Александром I Благословенным для Царства Польского и окончательно включен в систему российских орденов в 1831 г. императором Николаем I Незабвенным. По старшинству следовал за орденом Александра Невского. Орден Белого Орла жаловался как за гражданские, так и за военные заслуги. В последнем случае к орденским знакам с 1855 года добавлялись два скрещенных меча.

За подвиги в русско-турецкой войне 1877 – 1878 гг. золотым оружием с бриллиантами было награждено 35 человек, среди которых  И.В. Гурко, М.Д. Скобелев, К.Н. Манзей и др. В «Положении о наградах по службе» 1859 г. говорилось, что золотое наградное оружие могут получать офицеры от прапорщика до генерала включительно. Золотое оружие офицеры носили с темляком из георгиевской ленты; генералы же носили золотое оружие, украшенное бриллиантами, без темляка.

 

3.  Карцов. История Лейб-гвардии Семёновского полка. СПб. 1854. Часть I.  Приложение. Стр. 4 – 5.

«Список чинам Семёновского полка, служба которых, по спискам, хранящимся в архиве, началась в Семёновской Потешной роте и которые при переформировании вошли в состав полка.

1) Служили в Потешных и при формировании полка были офицерами: Иван Мамонтов, Князь Яков Ростовский, Федор Бутурлин, Князь Михаил Волконский…Князь Пётр Голицын, Фёдор Лопухин, Князь Борис Куракин, Князь Василий Долгоруков, Лекарь Михаил Манзе…»

 

4. ГАТО Ф. 645. Оп. 1. Д. 2498. л. 23.

 «Челобитная… В.И.В. Елизавета Петровна.

Бьет челом недоросль немецкой нации штап-лекарский сын Людвиг Манзе, о чем тому следуют пункты: 2. А я нижайший коштом покойного обучен по-рассийски, по-немецки и по латыни читать и писать, також часть Арифметик, от роду же имею 15 лет, а в службу еще никуда не определен и крайнее желание имею для обучения и далее наук определиться в Сухопутный Шляхетский корпус в кадеты и дабы В.И.В. Указом  повелено было определить в Шляхетский корпус. Всемилостивейшая государыня прошу В.И.В. о сем моем прошении решение учинить. Генваря … дня 1756 г

К поданию надлежит:  Действительный тайный Советник сенатор Камер-Генерал и обоих Российских орденов кавалер Шляхетского Кадетского корпуса и Ладожского канала Главный директор Князь Борис Григорьевич Юсупов.

Означенный Людвиг Манзе определен в Сухопутный Шляхетский Корпус 9 февраля 1756 г.

Выпущен из оного в Ингенмарландский пехотный полк поручиком. 14.03.1762 г.»

  

5.  ГАТО, ф.1016, оп.1, д.94, л.3.

 

6.  ГАТО, ф.645, оп.1, д. 2498, л. 6. Дело по доказательству о дворянстве Вышневолоцкого помещика, полковника и советника Николая Логиновича Манзе.

 

7.  ГАТО. Ф.1016. Оп.1., д. 39., л. 20.

 

8. Великий князь Николай Михайлович. Русский провинциальный некрополь. М., 1914. Стр. 522.

Манзей Логгин Михайлович, статский советник, + 17 декабря 1803, с женою П.И. Манзей (с Берёзки, Вышневолоц. у.).

Манзей Николай Логинович, генерал-майор, р. 13 ноября 1784 +13 апреля 1862. С детьми младенцами Марией, + 26 августа 1837, и Михаилом, +31 августа 1837 (с Берёзки, Вышневолоц. у.).

Манзей Константин Николаевич, генерал от кавалерии, + 4 января 1905, 84 л. (с Берёзки, Вышневолоц. у.) 1821 г.р.

Манзей Николай Николаевич, полковник, 12 мая 1889, 61 л. (с Берёзки, Вышневолоц. у.).

 

Евгений Ступкин, председатель Вышневолоцкого краеведческого общества им. М.И. Сердюкова, 07.12.2009