Реклама

Тверская губерния и Восточный кризис 1875-1878 гг

Национально-освободительная борьба славян Балканского полуострова против османского ига всегда вызывала большое сочувствие в России. С особенной  силой  движение в поддержку славян проявилось в годы Восточного кризиса 1875 – 1878гг. Он начался с восстания в Боснии и Герцеговине летом 1875 г. Накалялась обстановка и в Болгарии. В апреле 1876 г. здесь также началось восстание, со страшной жестокостью подавленное турками. В июне 1876 г. Сербия и Черногория объявили войну  Турции.

            Петербургский славянский комитет обратился в Министерство иностранных дел с просьбой  разрешить  сборы  пожертвований в пользу  балканских славян. Император Александр II дал такое  разрешение. Специальным циркуляром об этом  известили местные власти. Позволялись благотворительные акции, публикации о сборах, другие мероприятия.

            Судя по тверским газетам,  события на Балканах волновали местную общественность. «Тверские  губернские  ведомости» регулярно публиковали сообщения о событиях на Балканском полуострове на всем протяжении кризиса. Эти  сообщения, носившие официальный характер, перепечатывались из петербургских и московских изданий.

            С начала 1876 г. в прессе появляются объявления о сборе пожертвований в пользу балканских славян. Так, в январе 1876 г. публикуется сообщение Главного управления общества попечения о раненых и больных воинах о том, что беженцы на Балканах нуждаются в белье, обуви и посуде. Сообщается о продолжающемся приеме денежных и материальных пожертвований. Поначалу пожертвования поступали слабо. Активизация  произошла после опубликования воззвания сербского митрополита Михаила, послания черногорского митрополита Иллариона. Их перепечатали и в Твери.

«Губернские ведомости» поместили и обращение Московского славянского комитета. Описывая бедствия  славян  и информируя о благотворительной работе Комитета, в обращении содержалась просьба о пожертвованиях. Сообщалось, что необходимо полотно, холст, бязь,  сукно, белье, одежда. В течение первого полугодия 1976 года на страницах  тверских печатных изданий нет информации о сборах  местных благотворителей в пользу  балканских славян, деятельности губернских и уездных  властей, откликах населения. Такие  сведения  начинают регулярно публиковаться с лета 1876 г. Появляются  сообщения о проведении кружечных  сборов, организации публичных мероприятий с благотворительными целями, пожертвованиях  учреждений и частных лиц.

            Из номера в номер давались официальные бюллетени о происходящем на Балканах, перепечатывались  статьи  из центральных изданий на славянскую тематику. Объем информации постоянно  возрастал. Сообщения  становились  обширными, детализированными и эмоциональными. В разделе  неофициальной информации известия с Балкан значительно превосходили сообщения о местных происшествиях, прежде бывших основными. Со второй половины 1876 г на страницах «Губернских ведомостей» ежемесячно  публиковались  списки  жертвователей. Были опубликованы адреса Тверского земства и Тверского городского общества императору об изъявлении готовности жертвовать всем имуществом и самой жизнью за веру и свободу  славян. Вслед за этим  появляются адреса множества уездных и городских земств и обществ – Весьегонского, Ржевского, Корчевского и других.

            Летом 1876 года славянские  комитеты  обратились к россиянам с новым воззванием: «Люди русские, да не оскудевает и ныне ваша помогающая рука. Вы спасли от голодной смерти многих и очень многих, бежавших из Боснии и Герцеговины. Теперь не оттолкните от вашего сердца и припавших к ним болгар!»

            Главное управление общества попечения о раненых и больных воинах в июле 1876 г сообщило Тверскому местному управлению, что с началом военных действий Сербии и Черногории против  Турции, число раненых, нуждающихся в помощи, может возрасти до громадных размеров и, ввиду этого, просило усилить, насколько возможно денежные и материальные сборы в пользу «несчастных жертв Болгарии, Боснии и Герцеговины». Тверской губернатор А.Н.Сомов, будучи председателем губернского управления Общества издал предписание об  открытии в губернии  сбора  добровольных  пожертвований в пользу балканских славян. Ко всем предводителям дворянства, городским  головам и волостным правлениям обратились с просьбой об открытии подписки на сбор добровольных пожертвований.

            Движение в поддержку балканских славян  получило большое распространение в Тверской губернии. Наблюдался патриотический подъем населения, готового жертвовать последнее. Типичными видами денежных  поступлений  были взносы  членов  славянских комитетов и  благотворительных обществ, кружечные сборы, выручка от концертов и спектаклей, других благотворительных акций, пожертвования от прихожан, собираемые священством, коллективные жертвы учреждений, городских и сельских обществ, предприятий, сборы по подписке, пожертвования частных лиц. Поскольку центров сбора  средств и организации помощи было несколько, весьма  сложно определить  общий  объем  пожертвований  из  Тверской  губернии. Средства  направлялись  жителями и учреждениями непосредственно в адрес Московского и Петербургского  славянских  комитетов, собирались  местным Управлением  общества  попечения о раненных и больных  воинах, обществом Красного  Креста, уполномоченными  славянских  комитетов на местах. Среди перечислений немало анонимных. Целый ряд уведомлений о благотворительных  взносах не содержит имен отправителей. Из текста можно лишь понять, в какой местности собраны средства. Если же подпись ставилась, то не из честолюбия, а с просьбой уведомить отправителя о получении денег.

            Общество попечения о раненых и больных воинах сообщило, что в 1876 г отослало в пользу  славян 10787 рублей и 246 пудов различной помощи  из Тверской губернии. Однако, даже  простой  арифметический  расчет средств и сумм жертвуемых в различные центры  сбора позволяет говорить, что в действительности пожертвований было  сделано намного больше.

            Характерной особенностью общественного движения в поддержку славян был его чрезвычайно широкий характер. Выдающийся славист А.Н.Пыпин писал, что «движение достигло таких размеров, что даже иностранные наблюдатели находили, что со времени войны двенадцатого года в русском  обществе еще ни разу не складывалось такого одушевления, такого всеобщего порыва». Это характерно и для   ситуации в Тверской губернии. В то же время, как и вообще в России, в Твери общей  чертой, характеризовавшей  сборы для  славян, было преобладание мелких пожертвований.

            Дворянство составляло в Тверской  губернии  менее 1% от общего числа  жителей губернии, но именно  дворяне были  организаторами благотворительных акций в пользу славян. По инициативе видных  членов Дворянского собрания было проведено несколько  концертов с приглашением  столичных  артистов, ставились  любительские  спектакли и танцевальные вечера. Полученные средства в целом составили более 2,5 тысяч рублей. «Имею честь препроводить в пользу славян, пострадавших от войны и турецкого насилия 306 рублей, собранные от концерта, данного с этой  целью любителями 27 августа 1876 года в г.Кашине» - сообщал в Московский славянский  комитете  анонимный отправитель. «В Твери с целью сбора  средств в пользу  болгарских вдов и  сирот 22 августа и 5 сентября были устроены народные гуляния, давшие 420 рублей», - извещали Комитет организаторы  акций.

            Огромный вклад в сбор средств вносили крестьяне. Суммы, жертвуемые ими были, как правило, невелики, но массовость подаяния позволяла собрать значительные суммы. По донесениям  уездных  исправников, размеры крестьянских взносов обычно составляли от 3-х до 50-ти копеек. Так, в приговоре Кузьминского волостного схода от 22 августа 1876 года сказано, что уполномоченные этой  волости Вышневолоцкого уезда единодушно постановили собрать с 1774 душ по 3 копейки серебром и в итоге было собрано 82 рубля. В подписных листах крестьянских обществ, кроме денег, перечислялись вещи, жертвуемые крестьянами. Среди них рубахи, подштанники, полотенца, холст, нитки, бинты, корпия. Церковный староста  села Кочемля Кашинского уезда писал в Московский  славянский  комитет: «Крестьяне Тверской  губернии Кашинского уезда села Высокова, делившиеся уже  несколько раз деньгами со своими братьями христианами, услыхали из газет, что несчастным христианам приходится  закладывать раны соломой. В день Смоленской Божьей Матери собрались ко мне с просьбой отправить, что они соберут из своего белья, полагая, что всякий остаток холста удобнее для раны, чем солома. Крестьяне Кочемли и Ильинской  на другой же день тоже собрали кой-что. Все это посылаю в количестве 5 пудов 10 фунтов. Годно ли посылаемое? Если годно, сбор будет продолжаться.»

Земские  собрания Бежецка, Кашина и Вышнего  Волочка  постановили  пожертвовать из сумм  земств 3000 рублей. Поступали пожертвования от чиновников, которые  просили  отчислять процент о жалования. Так служащие  Старицкого казначейства  решили  отчислять  из  жалования по 1% « в пользу  славян  впредь до окончания войны». Сбор  средств  среди «учащих и учащихся» провели в Тверской  гимназии.

            Корчевской  первой гильдии купец О.В.Потапенко направляет 100 пар яловых  сапог, 400 пар сапог жертвуют  пострадавшим славянам жители  села Кимры. Тверское купеческое  собрание жертвует 100 полушубков и 100 пар  сапог. Известный общественный  деятель, поэт-декабрист Ф.Н.Глинка пожертвовал 100 теплых одеял. Известий такого рода из различных мест  Тверской  губернии огромное   множество. Среди  жертвователей  в пользу  славян были  самые различные  учреждения, объединения и лица.

            В сборе  средств  активнейшим образом участвовало тверское  духовенство. Именно  среди  прихожан городских и сельских храмов, откликнувшихся на призывы о помощи,  начиналась благотворительность в губернии. Еще в марте 1876 г для увеличения сбора  средств Св. Синод предписал проводить при  богослужениях кружечные сборы с прихожан. В церквах читались воззвания, проповеди  посвящались  событиям на Балканах. Приходские  священники  становились  инициаторами благотворительных сборов. Старицкий Успенский, Калязинский Троицкий, Новоторжский Борисоглебский и другие монастыри передавали в славянские комитеты деньги из собственных  средств. В конце 1876 г всем женским монастырям и обителям  было предложено  озаботиться подбором и приготовлением из числа  монахинь и послушниц сестер милосердия. Одновременно монастырям было предложено заняться сбором и изготовлением корпии, бинтов, белья и других больничных принадлежностей. В дальнейшем и мужские монастыри стали готовить братьев милосердия. Также было решено в связи с приближающейся  войной, готовить в монастырях помещения для  больничных  покоев.

            По решению Св. Синода в сентябре 1876 года  было  разрешено Болгарскому Колофернскому Христорождественскому  женскому  монастырю прислать  доверенных  лиц  для  сбора  в  течении года пожертвований в пользу обители. Для этого в Тверь  приехали болгарские  монахини София и Магриния. Одесское болгарское  настоятельство также  проводило в Тверской  губернии  сборы  пожертвований  для  православных храмов  Болгарии и помощи  болгарским  народным  училищам.

Уже в ноябре 1878 года Св.Синод предложил  епархиям организовать пожертвования «в пользу разрушенных и ограбленных турками  славянских церквей деньгами, иконами и другими утварными и ризничными вещами». Священство  Тверской  губернии приняло  активное  участие  в этих  сборах.

 

            Сбор пожертвований проводился и в воинских частях, расквартированных в губернии. Так, нижние  чины 139 Моршанского пехотного полка со штаб-квартирой в г.Твери собрали 90 рублей. Деньги поступали из Ржевской, Бежецкой, Новоторжской, Кашинской уездных воинских управ и местных команд.

            Подчас жертвователями становились  самые «неожиданные» категории  населения. Так, смотритель Кашинского тюремного замка переслал 2 руб. 30 коп., собранные  арестантами «уделяемые ими из предположенной  пищи в пользу пострадавших славян». Всего арестанты  тверских тюрем  собрали 52 рубля. От евреев, проживавших в Твери  поступило в пользу  славян 71 руб. 80 коп. Осташковский  уездный  исправник  направил в Московский  славянский  комитет 1 рубль, «взысканный по решению Осташковского съезда мировых  судей с здешнего купца Савина».

            С осени 1876  года набирает силу  волонтерское  движение. В Государственном  архиве РФ сохранился  любопытный  документ: «Мы, нижеподписавшиеся, старицкий  мещанин  Василий Григорьев Франтов и тверской  купеческий  сын Егор Александров Знаменский дали  сию  расписку в том, что указу об отставке  рядового Алексея Егорова Разумова 6-го гренадерского  полка  получили  для  доставки в Московский  славянский  комитет для  отправки  Разумова волонтером в Сербию, который охотно  соглашается отправляться  волонтером в Сербию. Как я, Франтов и Знаменский, обязуюсь  отправить  Разумова на свой  собственный  счет, в чем и подписуемся.»

            По мере  разрастания  кризиса и приближения  войны большое  внимание  стали  уделять  организации санитарной  помощи. Циркуляром  от 24 декабря 1876 г  Главное  управление Общества попечения о раненых и больных  воинах сообщило в Тверь, что на средства Общества необходимо устроить  госпитали в населенных  пунктах, расположенных  близ  железных  дорог для  лечения раненых  воинов, вывозимых в тыл. В Тверской  губернии первоначально  предполагалось  устроить  больничные  покои на 1050 раненых и больных. Позднее  решили  ограничиться организацией  лазаретов на 631 больничное место. Госпитали были устроены в Твери, Осташкове, Вышнем Волочке, Торжке, Бежецке, Старице, Ржеве, Кашинском уезде. За время русско-турецкой  войны в Тверской  губернии проходило  излечение  свыше 1400 раненых и больных солдат и офицеров.

            В Общество  попечения о раненых и больных воинах, на которое возлагалась  общая организация  медицинской  помощи, поступали  предложения от жителей  губернии и крестьянских  общин  о  желании  принимать к себе выздоравливающих  больных  из  ближайших  госпиталей для реабилитации и Тверское местное  управление  рекомендовало  способствовать  созданию  таких  приютов.

            С приближением  войны в России  провели  частичные  мобилизации. Через  узловые  станции Тверской  губернии – Тверь, Бежецк, Торжок, Вышний Волочек – шли  воинские эшелоны. За  счет  местных  земских  и  городских  управ проезжающие части обеспечивались продовольствием.

            Манифест об объявлении войны был  издан 12 апреля 1877 года. Летом, форсировав Дунай, русская  армия  вступила в Болгарию. В августе 1877 года из Твери провожали  расквартированные в губернии части: Первый Лейб-гвардии драгунский Московский  полк и Первую и Вторую конно-артиллерийские  батареи; из Ржева  Первый  уланский Санкт-Петербургский полк, а из Торжка – Первый Донской казачий полк. Позднее на фронт из Твери отправились  части 139-го Моршанского полка.

            25 августа в Тверь прибыл  первый  санитарный  поезд. Экипажи и коляски для перевозки раненых безвозмездно предоставлялись тверитянами.

            Летом 1877 года для  пополнения войск начали  сбор  ополчения. Призвали около 4 тысяч военнообязанных жителей  Тверской  губернии, около 200 человек вступили в ополчение добровольно. Впрочем, в боевых  действиях  ополчение   участие  не  принимало.

Среди  участников  русско-турецкой  войны  было  множество  уроженцев  и  жителей  Тверской  губернии. Некоторые  из  них широко  известны. Передовым отрядом  русской  армии, освободившим  древнюю  столицу  Болгарии г.Тырново, командовал генерал-лейтенант Иосиф Владимирович Гурко. Он позднее владел имением Сахарово под Тверью. Здесь, в своей  усадьбе, он и был похоронен. Во взятии  Плевны  участвовал  торопчанин А.Н.Куропаткин, впоследствии военный  министр России, а тогда начальник штаба 16-ой пехотной  дивизии, которой  командовал прославленный  генерал М.Д.Скобелев. Под Плевной  сражались и другие  тверитяне: К.Н.Манзей, командир Гвардейского корпуса (его родовое имение – Боровно Вышневолоцкого уезда), А.А.Свечин, командир  2-ой гренадерской дивизии (родовое имение – Дубровка Новоторжского уезда), создательница общества сестер  милосердия «Утоли моя печали» княгиня С.А.Шаховская, урожденная Олсуфьева (родовое  имение – Горицы  Корчевского уезда), сестра милосердия баронесса Юлия Вревская (родовое имение – Малинники Старицкого уезда). Виднейшим участником  событий  восточного  кризиса  был граф Н.П.Игнатьев, тогда  посол России в Турции (родовая усадьба – Чертолино Ржевского уезда).

Почетные  граждане  и  купцы г.Твери  собрали  по  подписке 10 тысяч рублей. Эти средства были  положены  на  счет  городской  управы с тем, чтобы  проценты  с  капитала  выдавались в качестве  пособий  семьям  погибших  воинов и инвалидов. Пособия  предоставлялись  вдовам, несовершеннолетним детям. Средства  могли  расходоваться на получение  образования сирот и детей инвалидов.

Известие о заключении мира 3 марта 1878 года радостно встретили в Твери. «Тверские  губернские  ведомости» писали: «На другой день, рано утром уже дома на главных улицах расцветились флагами, появились  флаги на церковных храмах…». При  встрече  все  поздравляли  друг  друга  с  радостной  вестью, а вечером  зажглась  иллюминация, и народ гулял до  поздней  ночи, оглашая  улицы  криками «ура».

 

 

 

И.Н.Победаш, 07.12.2009