Реклама

ТВЕРСКАЯ ГУБЕРНИЯ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 Г.

12 июня 1812 г. огромная армия Наполеона перешла рус­скую границу. Русская армия, значительно уступавшая про­тивнику по численности, начала отступать по московской дороге. 6 июля вы­шел Высочайший манифест «О составлении временного опол­чения», касавшийся 16 гу­бер­ний, поделённых на три округа.

Тверская губерния вошла в состав первого, самого важного, округа. Перед правлениями губерний, входящих в него, ста­ви­лась задача создать ополчения, предназначенные для обороны Москвы. В конце июля генерал-губернатор Георг Ольден­бург­ский утвердил Комитет тверской военной силы под пред­се­датель­ством гражданского губернатора Л.С. Коло­гри­вова. Начальником тверского ополчения назначили новоторжского помещика генерал-лейтенанта Я.И. Тыртова, участника суво­ровских походов. Комитету надлежало набрать опол­ченцев, со­брать про­до­вольствие и по­жерт­во­вания на военные нужды.

На 9 августа из уездов в ополчение поступили 634 дворянина:

     Тверской                     34        Бежецкий        57
            Новоторжский 35        Корчевский     27
            Вышневолоцкий          105       Весьегонский  57
            Осташковский 56        Калязинский    36
            Ржевский                    58        Кашинский      61
            Зубцовский                 54        Старицкий       54

Через месяц их число превысило 900. Из дворян назначались командиры. Рядовой состав образовали помещичьи крестьяне и мещане. Помещики обязывались обеспечить своих крестьян продовольствием на четыре месяца. Обмундирование и аму­ни­ция ратников состояли из кафтана, сапогов, фуражки, рукавиц и ранца. Бывшим солдатам, которых насчитывалось около 500 человек, в первую очередь пошили хорошее обмундирова­ние и выдавали имевшиеся в наличии ружья и тесаки.

Тверской архиерейский дом пожертвовал на содержание ополчения 1000 рублей и серебряные вещи. Всего же сумма по­жертвований от дворянства, купечества, духовенства и кресть­янства в 1812 г. составила 215 тыс. рублей, в 1813 г. — 125 тыс. рублей, не считая золотых и серебряных вещей.

Артели тверских купцов Татаринова, Боброва и других брали подряды по обеспечению ополчения обмундированием. Для полков изготовили повозки и походные кот­лы, приобрели лошадей.

Формирование ополчения шло мед­лен­нее, чем предполагалось. На фоне общего патриотического подъёма наблюдались от­дельные случаи уклонения дворян от службы. Помещики иногда посылали в опол­чение не годных к службе крестьян. Комитет воз­вра­щал больных в уезды.

Тверское ополчение составили пять пе­ших полков и один конный. В конце августа они выступили по московской дороге в Клин.

Одновременно с дворянским ополчением в Твери по инициативе великой княгини Екатерины Павловны формировался егер­ский батальон. В него зачислялись дворяне, удельные и казённые крестьяне, мещане. Батальон насчиты­вал тысячу человек. В ноябре он выступил в поход под коман­дой флигель-адъютанта А.П. Оболенского и вскоре принял участие в боевых действиях.

Источниками пополнения армии были рек­рут­ские наборы. В губернии числилось 174 тыс. «душ, обязанных рек­рут­скою по­винностью». Из них в 1812 г. требовалось взять 3480 человек.

После захвата французами Москвы положение в Твери стало тревожным. Начали закрываться лавки и при­сут­ственные места, часть жителей покинула город. Кутузов предписал Кологривову  в случае опасности сплавить «казённые хлебные запасы» вниз по Волге или вывезти на подводах.

В ближайших к Москве уездах губернии создавались отряды из вооружённых горожан и крестьян для борьбы с французскими фуражирами. Поручик Е.В. Суворов собрал до 2 тыс. человек и охранял границу Кашинского уезда.

В начале сентября ополчение вернулось из Клина в Тверь. На 15 сентября его численность составляла 14081 человек. Алек­сандр I повелел Кутузову немедленно обеспечить вооружение 15-ти батальонов тверского ополчения, «полагая 400 ру­жей на баталион, а всего 6000».

Тверская губерния являлась одним из основных поставщиков провианта и фуража для армии. Осенью только одной муки хранилось в Вышнем Волочке 138470 чет­вер­тей, а в Твери - 72052.

В городах губернии размещались военные госпитали, формировались резервные полки.

Когда Наполеон покинул Москву, в Твери среди жителей воцарилось спокойствие. В городе принимали беженцев из соседних гу­бер­ний, разорённых войной. Специальная ко­миссия взяла на себя заботу о них, выделяя деньги и хлеб из фондов, собранных для опол­чения и армии. В губернии содержалось много пленных французов.

В начале ноября тверское ополчение вы­ступило к Белому. Обстановка на театре военных действий не требовала использования всего ополчения как боевой силы. Остатки «Великой армии» Наполеона в беспорядке отступали. Конный полк оставили в действующей армии, а пешие полки направили в северо-западные губернии. Ратники охраняли границу с Пруссией, сопровождали пленных, усмиряли недовольство местных крестьян, несли караульную службу в кре­постях Риге и Динабурге. Приближалась зима. По рас­по­ря­же­нию Кутузова в Тверской губернии начали заку­пать полушубки и сапоги и посылать их в дей­ствующую армию.

Только летом 1814 г. ополчение вернулось в Тверь. По домам распустили 4814 человек. Многие умерли от тягот военной жизни и болез­ней, в том числе от эпидемии, заразившись от пленных.

Тверские части — конно-казачий полк и егер­ский батальон — участвовали в заграничном походе русской армии. Конный полк сражался под Кёнигсбергом, Берлином и Гамбургом. Егерский батальон участвовал в «битве народов» под Лейпцигом и в других сражениях с французами. Храбрость баталь­она в бою под Люценом была отмечена Александром I. В Россию батальон вернулся в составе всего 417 человек.

Среди боевых офицеров, отличившихся в военных кам­па­ниях 1812-1814 гг., есть много уроженцев Тверского края. Александр Никитич Сеславин ро­дился в д. Есемово Ржевского уезда. В начале войны он являлся адъю­тантом главнокомандующего русской армией М.Б. Барклая де Толли. Сеславин  проявил храбрость в боях под Островно и Смоленском, отли­чился в Бородинском сражении. После оставления Москвы в русской армии создали летучие отряды для действий в тылу противника. Од­ним из них командовал Сеславин. Именно он сообщил командованию об от­сту­плении Наполеона из Москвы. Отряд Сеславина участвовал в окружении и пле­не­нии французов под Ляховом, отличился при освобождении Вильно. После битвы под Лейп­цигом А.Н. Сес­лавин был про­изведен в генералы. Выйдя в от­ставку, он по­селился в своём ржевском имении. Никанор Ми­хайлович Свечин, владелец имения Дубровка Вышневолоцкого уезда, командовал батальоном лейб-гвардии Преображенского полка. Участововал в сражениях на Боро­динском поле, под Ма­лоярославцем, Тарутином, на  Бере­зине. В бою под Куль­мом батальон Свечина штыками отразил атаку превосходящих сил французов. Генерал-лейтенант Захар Дмит­ри­евич Ол­суфьев, уроженец с. Го­рицы Корчевского уезда, коман­довал пехотной ди­визией, затем 2-м пехотным корпусом, защищал Смоленск, отличился в Бо­ро­дин­ском сражении. Портреты упомянутых героев находятся в Военной галерее Зимнего дворца в Санкт-Петербурге.

Война 1812 г. стала для рус­ских людей поистине Отечест­венной. Тысячи тверитян пока­зали себя патриотами, участвуя в снаб­же­нии армии, пар­ти­зан­ском движении, сра­жениях.

 

В.А. Кудашкин, 07.12.2009