Реклама
Спонсор рубрики: http://karkasnyj-dom-spb.ru/ Санкт-Петербург

Храбростин Михаил Николаевич (27.10.1852—1915)

Морской врач, статский советник.

Родился в 1852 г. Окончил Военно-медицинскую академию. Участвовал в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. С 1901 г. получил должность старшего судового врача. На крейсере "Варяг" с 23 октября 1902 г. После боя награждён орденом Св. Георгия 4-й степени. За отличие произведён в статские советники. В 1906 г. уволен в отставку за вольнодумство. В 1907 г. покинул Санкт-Петербург и поселился в с. Кесьма Весьегонского уезда Тверской губернии. Занимался частной практикой. Организовал коммуну в помощь малоимущим больным. С 1910 г. работал старшим врачом в местной больнице. Умер в 1915 г. Похоронен во дворе больницы. На могиле установлен памятник, а на здании больницы — памятная доска.

 

…В с. Кесьма приехал на жительство бывший старший судовой врач легендарного русского крейсера "Варяг" Михаил Николаевич Храбростин.

"Храбростин М.Н., рождения 27 октября 1852 г., сын коллежского асессора, уроженец Петербургской губернии.

В 1878 г. окончил курс Медико-хирургической Академии в Петербурге. Во время русско-турецкой войны 1878—1879 гг. находился в составе действующей армии на Дунае, участник освобождения Болгарии от турецкого ига.

В 1879 г. переведён в Морское ведомство с назначением младшим врачом в 1-й флотский экипаж, откуда в 1891 г. переведен в Свеаборгскую флотскую роту, а в 1902 г. в 20-й флотский экипаж.

В дополнительном послужном списке, составленном 31 января 1905 г., в графе "Бытность в походах противу неприятеля" указано: 27 января 1904 г. в бою при Чемульпо на крейсере 1 ранга "Варяг". За героизм, проявленный в этом бою, в феврале 1904 г. награждён высшим знаком воинского отличия орденом Св. Георгия 4-й степени. В апреле того же года назначен заведовать санчастью 12-го и 19-го флотских экипажей, а в декабре переведён на учебное судно "Океан" старшим судовым врачом и состоял в этой должности до перевода в январе 1907 г. в 6-й флотский экипаж.

Кроме награды за Чемульпо, ранее был награждён орденами Станислава 2-й и 3-й степеней и Анны 3-й степени.

Состоял в браке с дочерью фейерверкера Петербургского артиллерийского арсенала Марией Яковлевной Ян. Имел детей: Анну 1887 г. рождения, Стефана 1892 г. рождения., Ксению 1893 г. рождения, Клавдию 1895г. рождения. Овдовел в 1902 году".

В апреле 1904 г. героев боя при Чемульпо представляли государю-императору. Когда очередь дошла до старшего судового врача легендарного крейсера "Варяг" Храбростина, то государь, всматриваясь в лицо его, сказал:

— А! Это Вы как-то сказали: "Не свисти, просвистишься!" Так это было?

— Так, Ваше величество.

— Не просвистелся, Михаил Николаевич?

— Пока нет, Ваше величество.

Не забыл Николай II о случившемся 18 лет тому назад конфликте на броненосной лодке "Русалка".

В 1886 г. с 15 мая по 12 сентября Храбростин участвовал в кампании на броненосной лодке "Русалка" в качестве врача. На ней вместе с экипажем совершал путешествие наследник престола Николай. Однажды, находясь на палубе, Николай любовался Балтийским морем, окружающей природой и насвистывал. Это было одно из любимейших занятий наследника. Михаил Николаевич, находившийся в кают-компании, сделал замечание Николаю: "Эй ты, не свисти!" Но свист по-прежнему продолжался. "Не свисти, просвистишься", — снова крикнул Храбростин. "Это наследник свистит", — закричали ему. "Мне это безразлично, — ответил он. — Пусть не свистит". После этого случая наследник продолжал своё путешествие, зато Храбростин был списан на берег.

Наследник никак не мог забыть и простить Михаилу Николаевичу его выходку. Перед вступлением на престол, в 1891 г., он даёт указание морскому ведомству о переводе Храбростина в Свеаборгскую крепость, одну из баз русского Балтийского флота, куда высылались неблагонадёжные.

Приказом Главного морского штаба его назначают старшим судовым врачом флотской роты на крейсер "Варяг".

Безукоризненно честный и трудолюбивый, он по-человечески относился к матросам. На судне его звали "чудак-батюшка" за упрямую независимость. Но дружбы на флоте с ним никто из офицеров, за редким исключением, не заводил из-за "простонародного происхождения" его жены. Очевидно, речь идёт о второй жене Храбростина, на руках которой после смерти его первой жены в 1902 г. осталось четверо малолетних детей.

С 19 ноября 1907 г. по 19 января 1908 г. Храбростин по состоянию здоровья был отпущен в двухмесячный отпуск. Возможно, во время этого отпуска он побывал в Кесьме с целью подыскания себе места для дальнейшей работы. Но почему он переехал именно в Кесьму? Может быть, на родину второй жены? Этого пока мы не знаем.

Г.И. Кальпицкий, тверской краевед, собиравший материалы о Храбростине, предположил, что последний мог появиться в Кесьме в июле—августе 1908 г. Дело в том, что Высочайшим приказом по Морскому ведомству о чинах гражданских № 694 от 11 июня 1908 г. старший врач 6-го флотского экипажа коллежский советник Храбростин был произведён в статские советники с увольнением по болезни от службы с мундиром и пенсией.

В Кесьме М.Н. Храбростин стал работать вольнопрактикующим врачом. С 19 февраля 1910 г. он перешёл на службу в земство и стал заведовать Кесемской больницей. Имел жалованье 1200 руб. в год.

"Это были годы, когда Храбростин пытался создать для обездоленных крестьян коммуну в деревне. Первая коммуна... Их было человек 12 без роду, без профессии, беглецов и сбежавших ссыльных — не найденных царскими приставами и урядниками.

На "большом выгоне" Никольское, арендуя землю у его владельца, только лес столетний, а на просторах межлесья, где когда-то был барский выгон, и поселились беглецы.

Первыми шагами Храбростина в этом новом деле было знакомство с народом. Он искал таких неимущих, которые были бы заинтересованы в коммуне... Все лето Михаил Николаевич работал на земле. Никто как будто не подозревал в нём врача, и чувствовал он себя среди простых работников их равноправным товарищем.

Через некоторое время Храбростин сообщил коммунарам, что он устраивается на работу земским врачом в Кесемскую больницу.

Чтобы коммуна не распалась, он обещал снабжать работников харчами и махоркой, выделять из своих средств необходимые деньги на нужды коммуны.

На выделенном месте были выкорчеваны пни, подготовлена земля под пашню. В этой работе с большой охотой участвовали и дети Михаила Николаевича Стефан, Ксения, Клавдия, приезжавшие из Петербурга на лето в Кесьму.

К зиме 1909 г. был построен дом, куплены корова и лошадь. Весной 1910 г. засеяли два гектара пшеницей. К осени сняли нежданно богатый урожай, по 20 центнеров с гектара. Зима хлебом была обеспечена. Хватило кормов и скоту. В стаде имелись две коровы и две лошади. Был приобретён сельскохозяйственный инвентарь. Начались просьбы со стороны бедняцких семейств, хотевших вступить в эту коммуну. Всё это стало задевать местных богатеев.

В начале 1910 г. Храбростин был вызван к губернатору, где ему порядочно досталось за вольнодумство. Работа на хуторе коммунаров осталась без руководителя. И всё же Михаил Николаевич исподволь ездил туда и работал над упорядочением хозяйства коммуны. Дополнительно были построены баня, рига (с деревянным полом). Хозяйство крепло и развивалось.

Перед смертью М.Н. Храбростин завещал своим детям: "Землю не трогать, не продавать. Хотите работать, приезжайте, работайте на хуторе вместе со всеми, кто здесь живет. Деньги страховые, которые получите после моей смерти, заплатите владельцу Никольского. Я за землю ещё не выплатил. И вот завещаю в пожизненную аренду эту землю Алексею, он первый начал работать на хуторе. Все, кто там работает и живёт, всем хватит места..."

Помимо больничных дел, Храбростин организовал в Кесьме общество мелкого кредита в помощь нуждающимся крестьянам. Михаил Николаевич активно участвовал в работе уездной санитарной комиссии, которая поручила ему в 1911 г. разработку мероприятий по борьбе с инфекцией в уезде.

В своём докладе земскому собранию о состоянии медицины в уезде за 1910 г. Храбростин отметил, что по количеству приёма больных на первое место вышла Сушигорицкая больница (врач С.А. Кочурова).

"Явление весьма отрадное, — говорил он. — Оно показывает, что прошло то недалёкое от нас время, когда больниц боялись как чумы, когда лечь в больницу на койку в глазах крестьянина было подвигом и равнялось обречению себя на верную смерть.

Прошло то время, когда врач по базарным дням выезжал в волостные правления с запасом кое-каких медикаментов и инструментов и искал больных. Теперь больные сами идут к нему. Выросло доверие к научной медицине — знахарство отошло на задний план".

Однако это отрадное явление оборачивалось с другой стороны тем, что врачам приходилось принимать ежедневно по 60—70 человек, что неминуемо влекло за собой понижение качества работы врача.

Отметил Храбростин и то, что за полтора года его работы в качестве земского врача он встретил не менее 15 случаев, когда акушерка соизволяла появляться к концу родов...

Многие женщины умирали при трудных родах.

Говорил он и об отрицательном влиянии 5-копеечного сбора, так как многие заразные больные не посещали врача и... после этого зараза перерастала в эпидемию. В заключении своего доклада Храбростин ратовал за увеличение в уезде числа больниц, родильных покоев, за организацию в первую очередь борьбы с заразными болезнями (с приглашением санитарных врачей и эпидемиологов). Предлагал устроить лечебницы для чахоточных.

В своих воспоминаниях (1970) о Храбростине ветфельдшер В.А. Спиров из с. Любегощи писал: "Как он попал в Кесемскую больницу... я не знаю. Но одно время (1910—1915) вместе с ним в Кесемской больнице работал фельдшер Николай Иванович Вологодский, который рассказывал нам, что Храбростин служил на знаменитом крейсере "Варяг".

Двое суток после гибели корабля он плавал в море... пока его не подобрало какое-то иностранное судно. Храбростин был доставлен в Сингапур, а оттуда в Россию.

Имел немалые награды: золотой и серебряный кресты, медали и золотое оружие.

Про свои похождения во время войны с Японией он рассказывал своим товарищам по ночлегу у фельдшера В.А. Иконникова в Весьегонске, куда приезжал на заседание санитарной комиссии.

Между прочим, был большой шутник".

Михаил Николаевич Храбростин скончался в 1915 г. в возрасте 63-х лет. Похоронен во дворе больницы рядом с кладбищем (здесь же был похоронен и врач 2-го санитарного участка А.Н. Кузнецов, которого в 1910 г. заменил М.Н. Храбростин).

"Местный священник ненавидел "крамольного" доктора за такой "грех", как непосещение церкви, и во время похорон Храбростина он сказал: "Этот человек ни разу не перекрестил своего грешного лба!"

7 сентября 1915 г. на заседании земского собрания во время перерыва была отслужена панихида по умершему земскому врачу М.Н. Храбростину.

На торжественном митинге, состоявшемся 2 февраля 1984 г. в с. Кесьма, на здании Кесемской больницы по инициативе кесемчан Б.Б. Смирнова и его сына Валентина Борисовича была установлена мемориальная доска: "В Кесемской земской больнице с марта 1910 г. по март 1915 г. работал Храбростин Михаил Николаевич — судовой врач легендарного крейсера "Варяг", участник боя при Чемульпо 27 января 1904 г."

На митинге в Кесьме присутствовала внучка М.Н. Храбростина Ирина Сергеевна, руководитель Научно-исследовательского института текстильной и легкой промышленности.

На фронтах Великой Отечественной войны сражались внуки М.Н. Храбростина — Александр и Владимир. Полковниками закончили они военную службу.

Б. Купцов. Весьегонск: Вехи истории, 07.12.2009